В. Боченков. СЛЕПКИ

 
 
   
В.В. Яшину

В.В. Яшину к 60-летию

Уважаемый Валерий Васильевич!

Дорогой  наш Лерик!

Достойно и бестрепетно Вы пересекли шестидесятилетний рубеж Вашего славного жизненного пути. А чего тут трепетать? Далеко не каждый может подобно Вам и А.С.Пушкину, оглянувшись назад, удовлетворённо воскликнуть: «Во наворотил, ядрёный лапоть! Ай да Яшин, ай да сукин сын!».

В далёкие, почти былинные, времена пришли Вы во ВНИИТрансмаш и сразу же оказались в самой верхушке элиты, блиставшей интеллектом на празднованиях Дня Дурака. Более того, вся эта элита тут же стала плясать под Вашу дудку, т.е. баян.

Незаурядные деловые и организаторские способности, подкреплённые блестящими вокально-музыкальными данными и отточенным хох-дойчем  обусловили Ваш фантастически стремительный взлёт по оптимальной в те времена траектории. И, что примечательно, взлёт этот не вызвал ни досады, ни зависти у Ваших друзей и знакомых. Это объясняется тем, что он ассоциировался не с шекспировским «Ричардом третьим», а с гайдаевской «Кавказской пленницей». Помните, там есть тост про птичку: «Так давайте же выпьем за то, чтобы каждый из нас, как бы высоко он ни поднимался, никогда не отрывался от коллектива!». Вы настолько свято этот тост исповедовали, что  кажется, будто именно Вы его и придумали.

Безжалостная Клио не терпит сослагательных наклонений, но, кто знает, если бы верхушку великой державы не захлестнули волны старческого маразма, вынесшие на гребень меченого ренегата, в кабинетах руководителей среднего и высшего ранга уже стояли бы сборники Ваших ярких исторических речей под общим скромным названием типа «Истинным курсом».

И вместе со всем этим, Вы сохранили в себе нежную поэтическую душу, хотя у окружающих имелись определённые сомнения в наличии у Вас таковой, во многом обусловленные Вашим предпраздничным опусом:

Восьмое марта близко-близко,

Расти, расти, моя (ну, и так далее).

Посудите сами: ну на что может быть способен индивид, грешащий этакими, виршами. Ан, нет! Как громовое троекратное «УРА» по воображению читающей публики ударили три Ваших поэтических сборника. Какой пафос! Какая гражданственность! Невозможно без дрожи читать Ваши бессмертные строки, пропитанные непритворной заботой о судьбах страны:

Митинговщины, смуты и трепа

В эти годы вкусили мы всласть.

Господин Президент, что ж ты, жопа,

Не используешь взятую власть!

В аспекте исследования Вашего творчества нельзя не вспомнить пародию на самого Г.Болховитинова. Пародия прекрасная, слов нет, но, извините, Вам ли её писать? Что вызвало у Вас этакий пародический зуд? Всего лишь титьки, которые, видите ли, стояли у тётьки. Ну, побывал поэт на нудистском пляже, у людей посмотрел, у себя показал — и всего-то. А где, интересно, побывали Вы сами прежде чем  разродиться следующими строками:

На песке под полуденным жаром

С любопытством глядели не раз

На в воде сочленённые пары,

Экзотический местный экстаз.

Каково? А Вы к каким-то титькам привязались.

Необходимо отметить ещё одну Вашу особенность, которую Вы сами почему-то относите к недостаткам. Да, да, имеется в виду некоторая засорённость Вашего лексикона, которая вовсе не недостаток, а просто следствие форс-мажорных исторических обстоятельств. Ведь Вы родом с Оки, а у Оки приток Угра. Чем знаменита Угра? Ну, конечно же, противостоянием русских и татар в 1480 году. Летописец подтверждает, что  «Князь Иван и хан Ахмат выходили на берега Угры, грозили друг другу кулаками и борзо матерились». Представляете, чего наслушалось местное население? В конце концов князь Иван загнул такое, что Ахмат, заткнув уши, отвалил куда подальше со всей своей ордой. Татарское иго кончилось, но победное слово княжье навечно сохранились в памяти народной. И приокские жители понесли его по всей Руси великой и воспринял его всяк сущий в ней язык. Дело это продолжили последующие поколения приокцев, далеко не худшим представителем которых являетесь Вы, наш дорогой Лерик.

Дорогой Валерий Васильевич! Принося самые искренние поздравления и заверяя Вас в своём совершеннейшем к Вам почтении, мы отдаём  дань не только Вашим достоинствам, но и недостаткам. Ведь именно они в комплексе с достоинствами создают Ваш неповторимый имидж, делают Вас таким, каким мы Вас знаем и любим.  Поэтому, даже если Вам претят некоторые из Ваших не очень (скажем так) положительных свойств,  не боритесь с ними, не изживайте их, а наоборот культивируйте и всемерно развивайте на радость всем нам. И в заключение, естественно, лозунг, или (на теперешнем новоязе) слоган:

Да будь я лощёным британским лордом,

И то, этикеты похерив,

Всех крыл бы по-русски я только за то,

Что делать любил это Лерик!

1 января 2005 года.

КУПЛЕТЫ ЛЕРИКУ

Мы с коллегою вдвоём

Вам куплеты пропоём.

Про охоту и рыбалку

Он о том, а я о сём.

Мы на номере с ружьём

Из загона лося ждём.

Дал дуплет — рога вразлёт.

Лось ушёл, трофей — помёт.

Как-то, выйдя на залив,

Сотню лунок просверлил.

Подарю-ка рыбку другу,

А поймал одну бельдюгу.

Два патрона в двух стволах

И двоится всё в глазах.

Что за мода, вашу мать!

На охоте водку жрать.

Снег, метель, торосов глыбы,

Уже ящик полон рыбы.

Ветер гонит лёд в Европу,

Финский тулли взял за жабры.

Помогла мазиле злость,

Когда вышел к нему лось.

Он, промазав, так загнул,

Что лось ноги протянул.

К берегу рыбак идёт,

Пустой ящик волокёт.

Чувства хлещут через край:

Das ist eine hurerei!

Я на номере стоял

Из загона волка ждал.

Вдруг как выскочит оно!

Волк ушёл, в штанах полно.

Что нам делать? Как нам быть?

Нет наживки! Как ловить?

Пили в темноте втроём -

Закусили мотылём.

Утка поверху идёт,

На стрелков прицельно срёт.

Бах по птичке  — вот те на!

Мимо! А она точна.

Клёва нет, но не беда,

Зря, что ль ехали сюда.

Рыбу всё равно возьмём -

В магазине за углом.

Вышел как-то я с ружьём,

Вижу: заяц за кустом.

Выстрелил. Видать попал:

Заяц «Мяу» закричал.

Рыбка плавает по дну,

Как-то я поймал одну.

Сколько ж надо наловить,

Чтобы снасти окупить?

Мы куплеты вам пропели,

Но обидеть не хотели.

Лерик, хоть здесь про тебя,

Мы ж не в злобе, а любя.

1 января 2005 года.

Тема Стае ||