В. Боченков. СЛЕПКИ

 
 
   
Ему же,  родимому (Ю. К. Гусеву)

Ты нынче обласкан без меры
И весь излобызан, любя,
Но я в твои fifty не верю,
Хоть зубы не все у тебя.

В cвоей правоте ты уверен
как танк, симпатичен, усат.
Но я в твои fifty не верю,
Хотя ты слегка грузноват.

Не чужд ты высоких материй,
Характером очень не прост,
И я в твои fifty не верю,
Хотя у тебя и склероз.

Ты в деле серьёзен, размерен,
Вожжу твёрдо держишь в руке.
И я в твои fifty не верю,
Хоть след за тобой весь в песке.

Есть что-то в тебе от Вольтера:
Язык золингенски остёр.
И я в твои fifty не верю,
Хоть ты седоват как бобёр.

Не стоит будить в тебе зверя —
И так анакондой глядишь.
И я в твои fifty не верю,
Хотя ты в суставах скрипишь.

Ты можешь, свой возраст похерив,
Устроить такой тарарам,
И я в твои fifty не верю,
Хоть перхаешь ты по утрам.

Такому, как ты, кавалеру
Всегда рад весь бабский актив,
И я в твои fifty не верю,
Хотя ты порядком брюзглив.

Возможно, ты будешь примером,
Как жить, не старея душой.
Ну как в твои fifty поверить,
Когда ты такой молодой?

Но рюмки, стаканы, фужеры
Затискали душу мою.
Что делать? Придётся поверить….
Твоё здравье, Юра, я пью!

4 февраля 1997 года.

А. Д. ВАШЕЦУ К 60-ЛЕТИЮ

Ты нынче обласкан без меры
И весь излобызан, любя,
Но я в твои sixty не верю,
Хоть зубы не все у тебя.

В себе ты как Цезарь уверен
Народу ты друг, как Марат,
И я в твои sixty не верю,
Хотя ты слегка грузноват.

В делах ты серьёзен, размерен,
Вожжу твёрдо держишь в руке.
И я в твои sixty не верю,
Хоть след за тобою в песке.

Ты пряником и шамберьером
Умеешь владеть — виртуоз!
И я в твои sixty не верю,
Хотя подступает склероз.

Есть что-то в тебе от Вольтера:
Язык золингенски остёр.
И я в твои sixty не верю,
Хоть ты седоват как бобёр.

Глубины морские измерив,
В бассейнах волну бороздишь,
И я в твои sixty не верю,
Хотя ты в суставах скрипишь.

Каким ты бывал кавалером!
Тащился весь бабский актив.
И я в твои sixty не верю,
Хотя ты порядком брюзглив.

Ты служишь достойным примером,
Как жить, не старея душой.
Ну как в твои sixty поверить,
Когда ты такой молодой?

Но эти столы и фужеры
Взбередили душу мою.
Что делать? Придётся поверить….
Твоё здравье, Дмитрич, я пью!

10 сентября 1999 года.

Тема Коллегам ||