В. Боченков. СЛЕПКИ

 
 
   
М.Д. ВАШЕЦУ

М.Д. ВАШЕЦУ

к 50-летию

УВАЖАЕМЫЙ МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ !

ДОРОГОЙ НАШ МАЙКЛ !

Вот, наконец, наступил знаменательный и торжественный день, когда Вы, выйдя из младенческих пелёнок, вступили в пору гражданской зрелости и сознательной жизни.

Для вдумчивого и серьёзного наблюдателя не представляют большой сложности вопросы Вашего происхождения и первоначального формирования личности. В самом деле, никому, даже из достигнувших вершин власти и известности —  Наполеону и Гитлеру, Хрущёву и Горбачёву — не удалось избавиться от несмываемого налёта провинциальности. И Вы тоже не смогли стать исключением из этого правила.

Восхождение Вашей звезды на небосклон ВНИИТрансмаш не было неожиданным, ибо у Вас, как  и у Иисуса Иосифовича Христа был свой предтеча и креститель, каковую роль с успехом и апломбом сыграл ваш старший брат, с давних пор и доныне известный широким массам под псевдонимом (или, как сейчас стало модно говорить, погонялом) «Дядя». Хотя он и не утверждал, что недостоин развязать сандалию идущему за ним, но, как всякий рекламный агент, приписал своему товару (то-бишь Вам) массу достоинств, большинство из которых никому в том числе и Вам самому, и не снилось.

И вот, наконец, на рубеже 60-х и 70-х годов состоялась Ваша презентация, было положено начало долгому и трудному пути в высшее общество. Дело было, как водится, в Луге. Ваш дебют, надо признаться, произвёл несколько странное, если не сказать, отталкивающее впечатление. Ну посудите сами, кто бы мог тогда подумать, что из размахивающего бутафорскими пистолетами и истошно вопящего что-то вроде «Сарынь на кичку!» обормота выйдет что-либо путное.

Трудно сказать, поняли ли Вы в тот день, с помпой отмечая свой любимый праздник «День Дурака», трагизм своего положения и глубину падения Вашего престижа в глазах общественности, но с этого момента начали титаническую работу с целью создания реноме и имиджа.

Как показал опыт Штрауха, Геловани и Бабочкина самым коротким путём для достижения неслыханной (и, чего скрывать, не слишком заслуженной) популярности является создание определённого сценического образа. Такой образ был срочно найден и в целях врастания в оный были срочно выращены усы и выиграна в карты трубка. Но всё это осталось втуне, так как выяснилось, что этот образ до сих пор является предметом споров и склок между Саблиным и Лукинским, а на то, чтобы вступить в конфликт с такими гигантами у Вас тогда ещё не хватало таких необходимых личных качеств как нахальство, наглость, тщеславие и т.п. А жаль! Ведь как было бы здорово, покрутив ус и пыхнув трубкой, изречь: «Послушай, Лазарь. Тут говорят, что ты …» Ну и так далее.

Время шло, но неустанные творческие искания не давали никакого результата. И быть беде, если бы не помог его величество случай. Однажды в столовой, поедая сосиски и, как обычно, разглагольствуя о политике, Вы попытались сказать с набитым ртом «социалистические страны». Ваша  собеседница, слегка изменившись в лице, ошарашенно переспросила: «Какие, какие сосиски?» Блеск молнии, озарение, эврика! Жизненно необходимый сценический образ был, наконец, найден.

Эксплуатация этого образа принесла Вам пусть не всемирную, но вполне достаточную известность в определённых кругах. Аура образа струилась на банкетах, встречах, слётах и частных беседах. Да, этот образ постоянно выручал Вас, позволяя сделать воспринимаемым самый невзыскательный текст. И Вы не оставались в долгу, постоянно шлифуя его немногочисленные грани.  Эти усилия не пропали даром, «Оскар» ждёт, но, скорее всего, не дождётся Вас, а все эти Е.Матвеевы и Олеги Филимоновы по сравнению с Вами не более чем жалкие плагиаторы.

Решающую роль в окончательном формировании Вашей личности из заурядной в выдающуюся сыграла дружба с таким гигантом как И.С.Болховититнов, талантищем, поэтом и художником, известном в окололитературных и околохудожественных кругах как Гарри. Здесь с самой лучшей стороны характеризует Вас то, что Вы не впали в губительный порок подражательства, а старались не просто сравняться со своим другом и кумиром блеском талантов, но и кое в чём превзойти его. Пусть сейчас это превосходство выражается лишь в количестве выкуриваемых сигарет, но Вы не отчаивайтесь. Либо дальнейшее развитие Вашей личности, либо закономерно приобретаемые Вашим кумиром временные изменения (ради Бога, не подумайте, что здесь имеются в виду маразм, возрастная деменция и т.п.) позволят Вам достичь поставленной высокой цели.

С радостью и удовлетворением хотим отметить, что и на данный торжественный момент достигнуто немало. У Вас тоже есть свой круг почитателей и эпигонов т.е. последователей. Анекдот, шутка, заразительный смех делают Вас душой любой, даже самой скучной и серой компании, превращая её в сверкающий алмазный венец, в котором Вы, естественно, Кохинор.

И вот таким мы любим и уважаем Михаила Дмитриевича (Мишку) Вашеца. Обратите внимание, что даже ради красного словца при написании Вашей фамилии не допущено ни одной ошибки, хотя какие в этом таились возможности!

Поздравляем Вас, дорогой Михаил Дмитриевич, со знаменательным полувековым юбилеем, желаем (как принято) счастья, здоровья, творческих успехов и всего самого наилучшего. И, как Вы есть ныне, так и до века будьте гордостью настоящего поколения и достойным примером для будущего.

3 сентября 1996 года

к 55-летию

Ну, хлопче, ох и люб ты мене,

Побачить тебе — файный кайф.

Трымай, Майклуша, поздравлений

Що маешь рокив fifty five.

Вродливий дуже ты парнище,

На свите трохи есть таких.

Мабуть мильон, мабуть аж тыща,

Но ты — найкращий серед них.

Нехай не все тоби кохают.

Тю! Дурня коханне — не честь.

Великие людины знают

Про то, что ты на свите есть.

То потому, что разумеешь

Ты в справах. Робишь по уму.

Ну, а про то, что не умеешь,

Тоби я тонко намекну.

К примеру, свербить в ухе трохи,

Або хмариться голова,

Так то не стогне Днипр широкий,

То Миша писню заспивав.

Але ж, таке бувало часом,

Ты боягузлив трохи был

И не своим — брежнячьим  гласом

Крамольны речи говорил.

Навищо, зрозумить охота,

Ты таку шкоду сотворив,

Що всяких старых анекдотов

Соби в мозги намусорив.

Мабуть, ну що те кляты танки -

Без них не буде жизнь горька.

На хутор пидешь  близ Диканьки.

Робить за Рудого Панька?

Ты що? Журиться спочинаешь?

Звиняй мени и геть напряг!

Хиба ж кацапа ты не знаешь,

Того, що на осьмуху лях?

Я от  души тоби витаю,

А та душа ясна  як скло.

Тому сотвориться бажаю,

Что в мриях у тебе було.

В кишени чтоб не пустовало,,

Чтоб всякий тебе шанувал,
Чтоб ив завжди ты сало с салом,

И на соломи мьягкой спал.

Живи ещё богато рокив,

Байдуже шкоды принимай.

Ну а чому же ты не сокил,

Ту думку, Миша, не гадай.

Наишь соби червону ряшку -

Дружина то должна зробить.

Хай тоби в радость буде пляшку

Под сало в свято раздавить.

Коли байстрюк який речистый

Тебя руганьем достае

Нехай он краще в пенис свистне -

В нём как в сопилке дырка е.

Хай жизнь твоя без лиха буде,

Хай на леваде всё растёт,

И хай завжди регочут люди,

Коли ты сбрешешь анекдот.

2 сентября 2001 года

Тема Стае ||