В. Боченков. СЛЕПКИ

 
 
   
В.Я.ХАСЕНЕВИЧУ

В.Я.ХАСЕНЕВИЧУ

К 50-летию

ДОРОГОЙ ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВИЧ !

Вот и пройдена ещё одна, на этот раз юбилейная пятидесятая веха Вашего большого и славного жизненного пути. К сожалению, не все его этапы нашли должное освещение в литературе и периодической печати. Так, довольно туманные сведения имеются о ратомско-минском периоде Вашей жизни. По непроверенным слухам в этот период Вы родились, научились ходить и говорить на двух языках, росли и учились в школе. Наиболее смелые из исследователей утверждают, что Вы учились в университете, предъявляя в качестве доказательства Ваши инициалы, нацарапанные гвоздём на стенах БГУ. По данным отдела кадров Вы также являетесь обладателем диплома о высшем образовании.

Далее наступил красносельский или тридцатитретичный период Вашей жизни, в который развились и получили признание широких масс публики Ваши многочисленные природные дарования, доселе бывшие подспудными. Поиски единомышленников привели Вас явочным порядком в известную в то время квартиру 33. Вы не только влились в проживающий и выпивающий там коллективы, но и вместе с ними составили костяк того феномена, той общественно-идеологической формации, которая получила впоследствии наименование «Стаи».

Всех поражало многообразие Ваших талантов: подводное плавание и охота, ручной, ножной и прочие мячи, преферанс и крестики-нолики, любовь к весёлому времяпровождению и готовность встать рано утром и обеспечить коллег всем, что необходимо в послепраздничный день. Всё это привлекало в Вашу квартиру лучших из тогдашних современников. Кем они были тогда и кем они стали сейчас? И всё это Ваша заслуга — Вы всегда были готовы разделить свою радость с друзьями, увлекали их за собой. Куда? Да куда угодно: в водные пучины, хотя не всем хватало аквалангов; на торжества, хотя не всем хватало места; на футбольные и прочие поля, хотя не всем хватало здоровья; в гастрономы, хотя не на всё хватало денег. Но все эти недостачи с лихвой компенсировались широтой Вашей души и белозубой в те далёкие времена улыбки, а Ваш напевный лозунг «Чаму ж нам не петь, чаму ж не гудеть» всегда находил поддержку в массах, многократно и всегда громогласно претворяясь в жизнь. Пусть сейчас Вы поёте «А я лягу прылягу», но что делать, годы берут своё. Но, надо сказать, что у Вас они взяли очень мало, Вы ещё бодры и молоды, в Вас бурлит дух соревнования и преодоления, и до сих пор не решён поднятый ещё в 1969 году животрепещущий вопрос «Кто облысеет первым: Марышев, Хасеневич или Лукинский?» Время рассудит, хотя оно не очень властно над Вашей закалённой в полях Беларуси натурой. Оно не точит Вас, а выявляет всё новые Ваши таланты. На скудных ингерманландских почвах Вы получаете легендарные урожаи клубники и родимой бульбы. Зов земли неумолимо влечёт Вас к лопате и органическим удобрениям, но никто не посмеет сказать, что ХАС (аббревиатура от Хасеневич Уладзимир Яковлевич) закопался как жук-скарабей в навозе и стал куркулём. Щедра земля на Вашем участке, но ещё щедрее Ваша душа. Ваши уникальные душевные качества: доброта, ласка, основательность, упорство, самобытность, целеустремлённость, всех не перечислить, всегда влекли к Вам и будут влечь вечно лучших людей прошедшего, настоящего и будущего времён.

С юбилеем Вас, дорогой наш Владимир Яковлевич, наш вечно юный Хасик. Желаем тебе всего самого наилучшего, счастья тебе и здоровья, а также чтобы всегда

У ПЕЧКЕ ГОРЯЧЕЙ ШИПЕЛА БЫ ШКВАРКА,

А,  ЕСЛИ БЫ НУЖНО, НАШЛАСЬ БЫ И ЧАРКА

27 ноября 1991 года.

К 60-летию

Уважаемый Владимир Яковлевич !

В этот знаменательный день общий хор поздравлений и славословий в Ваш адрес отнюдь не заглушает радостных голосов Ваших сябров и соратников по стае.

Здесь присутствуют Ваши родственники и коллеги, подводники и спортсмены, те, кто любит Вас. Они скажут, какой Вы ценный работник, какой прекрасный семьянин, как много Вы уничтожили рыбы и многое другое. Немногое остаётся стае, но и этим немногим мы не преминём воспользоваться.

В юбилейные дни принято изучать биографию юбиляра на предмет выявления примеров, достойных подражания. Ваш жизненный путь, освещённый книгами издательства  «Подъём Разгибом», в частности, бестселлером «На дне (дурака)» изобилует фактами, которые тянут, если не на приличный срок, то на общественное порицание, как минимум. Тем не менее, Вас любят и уважают все: друзья, коллеги, дирекция, подчинённый Вам коллектив и даже экс, вице и контр чемпионы по подводной охоте (читай — матёрые браконьеры), увешанные медалями, как призовые кобели с собачьей выставки. Почему кобели ? Ну не суки же. Кстати, эти титулованные мастера мокрых дел, чтобы повысить свой имидж, всегда стараются начать любой свой рассказ с знаменитой фразы: «One we swim to business — I and Hasenevich», что означает: «Раз плывём на дело — я и Хасеневич».

Да и Вы сами увешаны медалями ничуть не меньше их.

Вспоминается начало Вашего пути к пьдесталу.

Конец шестидесятых годов прошлого века. Из Дудергофского озера выходит В.Я.Хасеневич, тогда ещё просто Вовка Хас. В маске, ластах, с ружьём и весь синий. На него обращены завистливые взгляды мужчин и восхищённо-плотоядные — женщин. Но зависть сменяется облегчёнными вздохами, восхищение — лёгким разочарованием, когда Вова достаёт из плавок улов: он использовал их вместо кукана, пока однажды не запихал туда  контуженного щурёнка, сочтя его убитым наповал.

С тех далёких времён и доныне Вы являетесь жемчужиной  белорусской диаспоры. Удивления достойно, что Вы не являетесь её главой, уступив этот почётный пост человеку весьма уважаемому, но носящему подозрительно жовто-блакитную фамилию Сенченко. Что касается Абрамчика, то он вообще считается белорусом только потому, что Иван Петрович и водку пьёт. Если же учесть, что белорусский культурно-песенный колорит этой, с позволения сказать, диаспоры поддерживается исключительно, благодаря приокскому менестрелю Лерику Яшину, то сразу станет ясно, что нет никакой диаспоры, а есть только Вы, наш дорогой и любимый Владимир Яковлевич. Добрый, отзывчивый, тактичный, всегда готовый при случае сбацать  «польку-трасуху», Вы никогда и никому не сказали и не скажете всемирно известную зловещую фразу: «Мне очень жаль, Билл, что твоя гнедая сломала ногу».

Вы такой хороший, что непонятно, как прагматичные и бережливые белорусы отпустили на Москальщину такого гарного хлопца. А причина этого элементарно проста и сродни той, по которой Хаим не поехал в Париж. В самом деле, вполне пристойная в русской транскрипции аббревиатура от Вашего ФИО при переводе на белорусский лад принимает явно фривольный характер. Вполне возможно, что для Вас это создаёт некоторые неудобства, но для нас это просто дар божий. Ведь, кто знает, не будь этого, и мы не имели бы счастья  знать Вас, дружить с Вами, наслаждаться перлами Вашей мудрости.

Стоит взглянуть на Вашу мощную, до сих пор спортивную фигуру, увидеть Вашу улыбку, почувствовать теплоту Вашего взгляда и сразу станет ясно — в этом человеке не может быть много дерьма.

В кратком приветствии невозможно перечислить все Ваши заслуги и достоинства. Для этого будет ещё масса подходящих случаев. А пока разрешите поздравить Вас с этим знаменательным и не последним юбилеем, пожелать счастья, здоровья и всего самого наилучшего.

МНОГАЯ ВАМ ЛЕТА !

ДА СВЯТИТСЯ И СИЯЕТ В ВЕКАХ
СЛАВНОЕ ИМЯ НАШЕГО ДОРОГОГО ЮБИЛЯРА
ВЛАдимира яковлевича хасеневича !

29 ноября 2001 года

Тема Стае ||